^

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5


Грусть тоска меня съедает


фото Грусть тоска

 

Как побороть грусть, тоску, уныние

- «Беспросвет», - подумала Ольга, глядя не гору немытой посуды. Ее дочь, пятнадцатилетняя Оксана вовсю заявляет, что уже самостоятельная, а посуду за собой этот новоявленный взрослый человек до сих пор не может. Час назад звонила Лика, бывшая одноклассница, с которой они дружат вот уже двадцать лет, и обещала заехать в гости. Надо бы поставить на стол что-то вкусненькое, да вот только на зарплату школьного учителя литературы особо не разгуляешься и пир не закатишь. Дочь вертится перед зеркалом, совсем стала большая уже.
- Куда собираемся, - Ольга вызывает на лице улыбку, чтобы дочь не подумала, что начинается очередной «родительский допрос.
- У Маринки тусовка собирается, - докрашивая губы, невнятно отвечает матери Оксана, - к полуночи буду. Там народу много, все равно лучше, чем с вами сидеть и обсуждать, как страшно жить.
Ольга уходит на кухню, надо нарезать сыр и постараться не обидеться на прямолинейную дочь. И правда, когда же они с Ликой, прежде неунывающие красавицы, успели превратиться в одиноких и вечно уставших женщин средних лет, все разговоры которых сводятся к работе и тяготам жизни, а веселый щебет сменился нытьем на тему женского одиночества.


Едва Оксана упорхнула из дома, в дверь позвонила Лика. Целуя подругу в щеку, Ольга отметила морщинки возле глаз бывшей одноклассницы. Надо же, - подумала женщина, - хоть бы накрасила, что ли, хотя для кого. Ей нужна маска для сухой кожи лица

За чаем завязался разговор. Лика снова жаловалась на кавалера, который в очередной раз оказался поддонком. Ольге страшно хотелось провести вечер с приятным мужчиной, попивая шампанское в дорогом ресторане, а не на кухне со старой подругой. «Так нельзя, - одернула себя Ольга, - у меня хоть Оксанка есть, а Лики, кроме капризного кота Васьки, вообще никого на белом свете нет». Ольге стало совестно, и она с удвоенной силой принялась обвинять опростоволосившегося кавалера в непорядочности и глупости, мол, как он мог не оценить такой шикарный подарок судьбы, как Лика, а про себя снова подумала: «Беспросвет».

Давно перевалило за полночь, наконец-то явилась Оксана. Лика все еще сидела на кухне, и Ольге не захотелось упрекать дочь в присутствии подруги. Оксана как-то странно посмотрела на мать и произнесла: «Вам не надоело еще на кухне сидеть, поехали бы куда-нибудь, развеялись, у Маринки вон родители из путешествий не вылезают».
Спустя две недели Ольга собирала вещи. Оксана подсказывала матери, какие платья лучше взять в поездку, ведь они с Ликой отправляются в круиз на пароходе, и нужно выглядеть на высоте. Путевка была куплена неделю назад, когда Ольга поняла, что дальше ее беспросветное существование продолжаться не может и надо что-то менять. Подруга всю жизнь испытывала к морям и океанам маниакальную любовь, и практически без пререканий (всего два часа уговоров и нытья на тему «мне нечего надеть) согласилась. На работе дали отгулы, кот Васька был передан под опеку Оксаны, а сама она – на попечение Ольгиной сестры.
Шел третий день круиза. Прямо на палубе устроили фуршет. Ольга надела свое самое лучшее платье, и ей было абсолютно все равно, что наряжаться вроде бы не для кого. Ей было попросту приятно стоять на палубе белоснежного корабля и задумчиво смотреть на темные воды. Женщина представляла себе, как мужчины считают ее загадочной и романтичной незнакомкой, красивое лицо которой обрамляют иссиня-черные локоны.
Ночь в открытом море прошла великолепно: много шутили, смеялись и танцевали. Ольге нравилось и казалось необычным все – и блеск бокалов с шампанским, и легкое покачивание корабля на волнах, а может, это ей самой вскружило голову простое человеческое счастье.

Звонила дочь, говорила, что они с Васькой очень скучают, и, впервые за несколько лет, в конце разговора ласково попрощалась: «давай там, мамуль, целую вас».  Краем глаза Ольга заметила, как ее подруга разговаривает с каким-то мужчиной с приятным голосом и красивой осанкой, и слегка улыбнулась. Лика снова напоминала ей ту веселую девчонку, с которой они сидели за одной партой. Грусть и тоска исчезли бесследно.
Вдыхать ночной морской воздух, стоя на палубе парохода, казалось самым приятным занятием на свете. «Скоро рассвет», - мельком подумала Ольга, взглянув на небо, и направилась к столу.

 

фото Грусть и тоска исчезли бесследно

Только для зарегистрированых пользователей

Copyrigcht © 2018
Яндекс.Метрика