^

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5


Как забыть бывшую девушку, которую любишь


забыть девушку

Забыть девушку, которую любишь просто.

Последний раз Антон увидел Катю вечером, четвертого апреля. Он чудом застал ее, на полчаса раньше вернувшись с работы – в цеху потек холодильник, приехали ремонтники и всех рабочих отпустили, чтобы не путались под ногами у бригады. Антон никогда не думал, что прощанием с Катей он будет обязан вечно воняющему рыбой холодильнику. Она собирала вещи и лишь обернулась через плечо, услышав его шаги в коридоре. Катя старалась держаться холодно и неприступно, объявила, что улетает в столицу учиться на дизайнера и возвращаться к Антону не собирается, потому что он замедляет ее духовных рост. Пока Катя говорила, что она любит Пелевина и французское кино, а он только американские комедии и пиво, Антон молчал. Он смотрел на ее кудряшки, задорно вздрагивающие при каждом вскрике, и думал о том, что ему совершенно чужда психологическая муть, которой она так увлечена, а вино – просто невозможная кислятина. Будто прочтя его мысли, Катя сморщила курносый носик, веснушки вокруг которого будто зашевелились, а секунду спустя их обладательница покинула квартиру, город у моря, а заодно и жизнь Антона.

Прошла неделя. Стараясь не дышать глубоко воздухом, где уже поселился аромат дешевого перегара, Антон просматривал фотографии – вот Катя смеется, когда морская волна пытается накрыть ее с головой. Она отлично плавала, да и в купальнике смотрелась не хуже. За последние семь дней он позвонил ей двести два раза. Нужно сходить за пивом и снова нажать на кнопку вызова. На экране появится ее фото, а безликий женский голос скажет, что абонент недоступен. Порой Антону казалось, что даже у невидимой женщины, чей голос доносился из телефона, лежащего на столе, превратившимся в одну сплошную пепельницу, сдадут нервы, и она просто скажет: «Да не нужен ты абоненту Екатерине, ты вообще никому, алкоголик несчастный, не нужен». Стало противно, глоток пива во рту превратился в какую-то кислотную жижу. Избавляясь от алкоголя, Антон думал, почему желудок может тошнить, а мозг, измученный воспоминаниями, нет. В этот момент он практически ее ненавидел.


Через десять дней после отъезда Кати Антона разбудил стук в дверь, причем тарабанили так, будто за незваным гостем гонится жаждущая его линчевания толпа. «Юлька», - вскользь подумал Антон, и вдруг вспомнил, что сегодня она должна была прилететь из командировки, а он обещал встретить ее в аэропорту. К хохотушке Юльке, подруге детства Антона, Катя его никогда не ревновала. Женщины вообще не воспринимали озорную пацанку с короткими белыми волосами как соперницу, хотя мужчины, и Антон не исключение, часто задавались вопросом, почему такая позитивная и не лишенная привлекательности двадцатисемилетняя фотограф до сих пор одна, но, видимо, так сложилось.
 
Юлька как-то сразу поняла, что случилось, и не стала приставать с расспросами. На предложение выпить кофе она ответила: «А я думала, что ежики не разговаривают», явно намекая на щетину Антона, начавшую уже превращаться в бороду. Он впервые улыбнулся, Юлькин смех вернул его в детство. Думать о Кате и говорить о расставании уже не хотелось. Юлька считала пустые пивные банки, разбросанные по квартире, думая как украсить комнату комнату, и заодно рассказывала о своей поездке. Антона охватила жажда движения, захотелось, впервые за последние дни, выйти из дома. Натягивая куртку в коридоре, он только успел сказать: «Я скоро», - и услышать в ответ: «Ладно, я пока хлам соберу».


Прошло полчаса. Антон смотрел на темное море. Звонить никому не хотелось. Забыть девушку не получилось. Мысли о Кате из проклятий постепенно превратились в пожелания счастья. Пусть учится за тысячу километров от родного города. Он бы, наверное, так не смог. Больше не хотелось мчаться в душный мегаполис и найти там бесконечно чужого человека. Да и что он скажет, что полюбил Пелевина и бросил пить пиво? Что будет носить джинсы, которые раньше считал бабскими, или, что будет хвалить картины, которые всегда называл мазней? Нет, сказать ему действительно нечего, и от этой мысли стало как-то тихо и хорошо. Телефон пищал сообщениями – девушка комментировала его бардак и недоумевала, как он не помер с голоду. Антон подумал, что надо бы заказать еды, ведь кулинар из Юльки просто отвратительный, а она еще грозится приготовить ужин.

 

Звонить не хотелось

Copyrigcht © 2016
Яндекс.Метрика